modal
×
×
+7 495 740-8376 +7 926 246-9336 +7 925 772-3885
г. Москва, метро Курская
Полуярославский пер., д. 3/5, каб. 120

Гражданско-правовые способы защиты прав и интересов туриста

Последнее десятилетие в России отмечено активным развитием различных форм туризма.

Государство уделяет внимание развитию внутреннего туризма, расширению международного сотрудничества в этой области. Действующее законодательство России регулирует отношения, связанные с обеспечением и защитой прав и интересов туристов. Адвокат Межреспубликанской коллегии Я.В. Вольвач разъясняет правовой режим охраны прав туристов, обращая внимание на некоторые его изъяны.

Субъекты туристской деятельности туроператоры и турагенты (далее - организатор путешествий) непосредственно участвуют в процессе реализации гражданином принадлежащих ему неотчуждаемых личных неимущественных прав (ст. 150 ГК РФ): права на свободу передвижения (ст. 27 Конституции РФ), права на отдых (ст. 37, 41 Конституции), права на информацию (п.2 ст. 24 Конституции).

В соответствии со ст. 9 и 10 Федерального закона "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" (далее - Закон о туристской деятельности) туристский продукт формируется исходя из конъюнктуры туристского рынка или по конкретному заказу туриста. Реализация туристского продукта осуществляется на основании договора.

Порядок заключения договора.

Специалисты отмечают, что способ формирования тура не влияет существенно на отношения между туроператором и его партнерами, но имеет значение для определения характера договора, заключаемого им с туристом. В том случае, когда имеется индивидуальный заказ туриста (группы) на формирование тура, он должен согласно Закону оформляться в письменной форме как предварительный договор.

Закон о туристской деятельности не предусматривает каких-либо особенностей предварительного договора на туристское обслуживание.

Регулирование данного вопроса происходит в рамках ст. 429, п.4 ст. 445 ГК РФ. Согласно п. 5 ст. 429, если сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора, применяются положения, предусмотренные п. 4 ст. 445 ГК РФ, в соответствии с которыми другая сторона (турист) вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор, а в случае необоснованного уклонения от заключения договора получить возмещение убытков, причиненных необоснованным уклонением организатора путешествий от заключения договора.

При формировании тура организатором путешествий по своему усмотрению и наличии письменного предложения, содержащего существенные условия договора, предусмотренные Гражданским кодексом и Законом о туристской деятельности, адресованного неопределенному кругу лиц, такое предложение признается публичной офертой.

Обращение лица в турорганизацию на основании данного предложения есть не что иное, как принятие предложения и в соответствии со п. 2 ст. 432 ГК РФ признается акцептом.

Публичная оферта делает договор публичным (ст. 426 ГК РФ).

Правовые последствия квалификации туристского договора как публичного состоят, во-первых, в невозможности отказа организатора от заключения туристского договора (п. 3 ст. 426 ГК РФ), во-вторых, в случае уклонения коммерческой организации от заключения договора она может быть в судебном порядке понуждена заключить договор и возместить другой стороне убытки, причиненные необоснованным уклонением от заключения договора (п. 4 ст. 445 ГК РФ). В-третьих, с требованием о понуждении заключить публичный договор в суд вправе обратиться только турист. В-четвертых, в силу публичного характера туристского договора условия туристского договора, не соответствующие п. 2, 4 ст. 426 ГК РФ, ничтожны.

В практике случаи обращения потребителей с требованием о понуждении организатора путешествия к заключению договора редки. А вот обратная ситуация, когда на заключении договора с туристом настаивает организатор путешествий, встречается гораздо чаще. В пункте 2 Приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N 14 со ссылкой на практику арбитражных судов разрешен вопрос, вправе ли коммерческая организация, в обязанности которой входит, в частности, оказание услуг в отношении каждого, кто к ней обратится, требовать заключения договора с потребителем в связи с уклонением последнего от его заключения. Президиум ВАС РФ однозначно ответил: "Коммерческая организация понуждать потребителя к заключению такого договора не вправе".

При разрешении споров по искам о понуждении организатора путешествий к заключению туристского договора бремя доказывания отсутствия возможности предоставить соответствующие услуги возлагается на организатора путешествий.

В соответствии со ст. 8-10 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" с последующими изменениями и дополнениями потребитель вправе получить от организатора путешествия информацию о самом организаторе путешествия, режиме его работы, оказываемых им услугах. Причем в качестве надлежащей Закон рассматривает информацию, удовлетворяющую и количественному, и качественному критериям: необходимость, достаточная полнота, достоверность, обеспечение возможности правильного выбора.


Перечень информации, необходимой для сообщения туристу, в соответствии со ст. 1, 9, 10 Закона о туристской деятельности несколько расширен. Так, в ст. 9 речь идет о необходимости предоставления туристу организатором путешествия достоверной информации о "туристском продукте", содержащей все существенные условия договора, предусмотренные Гражданским кодексом, а также Законом о туристской деятельности.

На порядок заключения договора на туристское обслуживание распространяются общие нормы гл. 28 ГК РФ. Однако с учетом того, что Закон устанавливает два способа формирования турпродукта - по усмотрению организатора путешествий и по индивидуальному заказу туриста, имеются некоторые особенности.

Содержание договора.

Что касается ГК РСФСР 1964 г., то ч. 2 ст. 160 существенными признавала "те пункты договора, которые признаны таковыми по закону или необходимы для договоров данного вида, а также все те пункты, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение".

Действующий Гражданский кодекс воспроизвел эту формулировку, дополнив ее конкретным указанием на существенность условия о предмете договора (п. 1 ст. 432).

Рассматриваемую правовую категорию законодатель выделил в целях установления круга необходимых условий, с момента согласования которых сторонами договор считается заключенным.

Существенное значение может придаваться и форме договора.

Ни нормы гл. 39 ГК РФ (ст. 779-783), ни общие положения о договоре подряда (ст. 702-729), ни положения о бытовом подряде (ст. 730-739) не содержат специального указания, при отсутствии каких данных то или иное условие считается несогласованным, а договор незаключенным и (или) при отсутствии каких условий он не считается заключенным, как, например, это урегулировано п. 3 ст. 455 и ст. 554 ГК РФ. Нет специального указания о последствиях и в случае несоблюдения письменной формы туристского договора. Однако в этом и нет необходимости в свете п. 2 ст. 14 Закона "О защите прав потребителей".

Согласно ст. 779 ГК РФ туристский договор возмездный. Следовательно, исходя из природы договора данного вида, существенным условием в нем должна быть цена или порядок ее определения. И хотя ст. 781 ГК РФ называется "Оплата услуг", несогласование условия о цене договора (оплате услуг) не влечет за собой правовых последствий недействительности сделки, поскольку практика пошла по пути применения последствий недействительности сделок (ст. 167 ГК РФ) и в случае признания судом договоров незаключенными. Для урегулирования данной ситуации применяется п. 3 ст. 424 ГК РФ: исполнение договора оплачивается по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги.

Таким образом, Кодекс признает необходимым согласование только одного существенного условия туристского договора - предмета договора.

Иные существенные условия туристского договора предусмотрены ст. 10 Закона о туристской деятельности, а именно: информация об организаторе путешествий (включая данные о лицензии на осуществление туристской деятельности), местонахождение и банковские реквизиты организатора путешествий, сведения о туристе в объеме, необходимом для реализации туристского продукта, достоверная информация о потребительских свойствах туристского продукта, включая информацию о программе пребывания и маршруте путешествия, об условиях безопасности туристов, о результатах сертификации туристского продукта, дата и время начала и окончания путешествия, его продолжительность и т.д.

Вероятно, закрепление в качестве существенных условий договора столь подробной информации имело целью защиту прав туриста. Поскольку акцептом признается только полное и безоговорочное согласие туриста заключить договор на предложенных в оферте условиях, несогласование какого бы то ни было из существенных условий свидетельствует о том, что это существенное условие отсутствовало в оферте или организатор путешествия уклоняется от заключения договора. И в том, и в другом случае для организатора путешествия это может повлечь соответственно признание договора незаключенным, применение последствий недействительности сделки, понуждение к заключению договора, возмещение убытков (при необоснованном уклонении).

Обращение туриста с новой офертой (ст. 443 ГК РФ) будет рассматриваться в соответствии со ст. 9 Закона о туристской деятельности как индивидуальный заказ туриста, т.е. вопрос о содержании предварительного договора будет регулироваться п. 1, 3, 4 ст. 429 ГК РФ. Сопоставление п. 1 и 3 ст. 429 ГК РФ дает возможность сделать вывод, что законодатель, употребив выражение "предмет, также другие существенные условия основного договора", считал, что основной договор не может содержать другие существенные условия как по количеству, так и по содержанию. Следовательно, изменение их количества и содержания не допускается. По смыслу ст. 429 ГК РФ и ст. 10 Закона о туристской деятельности основной договор может быть дополнен иными условиями, но несущественными.

Таким образом, следует признать, что несогласование существенных условий туристского договора не влияет на объем прав туриста и их защиту, поскольку может повлечь негативные последствия лишь для организатора путешествия.

Обязанность своевременного предоставления потребителю информации о туристском продукте предусмотрена ч. 4 ст. 9 Закона о туристской деятельности, ст. 10, 12 Закона "О защите прав потребителей".

Так, если потребителю не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора информацию об услуге, он вправе потребовать от исполнителя возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, а если договор заключен, в разумный срок расторгнуть его и потребовать возврата уплаченной суммы и возмещения других убытков (п. 1 ст. 12 Закона "О защите прав потребителей").

По смыслу законодательных актов, какими бы превосходными ни оказались впоследствии фактически предоставляемые (или предоставленные) услуги, в случае заключения договора на основе неполной или недостоверной информации сразу же возникает проблема несоответствия воли туриста его волеизъявлению. При возникновении спора решающее значение будет иметь субъективный критерий - предположение об отсутствии у туриста-потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках туруслуги, обеспечение или не обеспечение возможности компетентного ее выбора. Так, гражданка А. в иске к ООО "ИСлайн" о расторжении договора и взыскании уплаченной по договору суммы и компенсации морального вреда в обоснование своих требований указала, что договор об оказании услуг, связанных с предоставлением ей для проживания апартаментов в нескольких гостиничных клубах, расположенных на Канарских островах (Испания), она заключила под воздействием рекламного прессинга. Однако в последующем выяснилось, что она не может воспользоваться предлагаемыми по договору с ООО "ИСлайн" услугами, в связи с чем и обратилась в суд. Суд установил, что при заключении договора были нарушены права А. на своевременное получение необходимой и достоверной информации об услугах и удовлетворил ее исковые требования.

В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ исполнитель услуг несет ответственность, если иное не предусмотрено законом или договором, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам законодатель не относит, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.


Закон о туристской деятельности содержит специальное положение о невозможности освобождения организатора путешествия от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств по договору во всех случаях, кроме одного: если он докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.

Отметим, что в соответствии со ст. 10 названного Закона туристским договором не может быть предусмотрено иное.

Таким образом, в изъятие из общего правила, действующее законодательство не предусматривает вину (умысел, неосторожность) в качестве необходимого условия ответственности организатора путешествия (за исключением ответственности за причинение морального вреда).

Особенностью отношений по туристскому обслуживанию является участие в исполнении оговоренных услуг третьих лиц (отелей, туристических клубов и т.д.). При этом в туристских договорах, как правило, не содержится указания, что должник (организатор путешествия) перелагает исполнение обязанностей по договору на третьих лиц.

Данный вывод следует и из положений ст. 9, 10 Закона о туристской деятельности.

В соответствии со ст. 403 ГК РФ должник отвечает за действия избранного им для исполнения обязанностей по договору третьего лица. Вместе с тем в силу определенного указания в законе третье лицо само несет ответственность перед стороной в договоре, занимая позицию должника в соответствующем обязательстве.

Система договорных связей в отношениях по туристской поездке с самого начала строится таким образом, что исполнение обязательства, вытекающего из туристского договора, будет производить не туроператор, а третье лицо. О том, что исполнение будет осуществлять не обязанный контрагент, а другое лицо, известно еще до заключения договора туристского обслуживания.

Экономический смысл деятельности организатора путешествий в том и состоит, что он освобождает лицо, производящее туристские услуги, от продвижения услуги из сферы производства в сферу обращения.

Факт возложения исполнения туристского обязательства на третье лицо сам по себе не порождает правоотношений между туристом и исполнителем. Третье лицо, принимая участие в исполнении туристского обязательства, юридически не заменяет организатора путешествий, поэтому оно не вступает в правовые отношения с клиентом, а лишь фактически совершает те действия, совершить которые обязан должник. Не находясь в правовой связи с туристом, третье лицо вступает с ним в фактические отношения по оказанию туристских услуг. Туроператор не выбывает из правоотношения с туристом и остается обязанным перед ним по договору вплоть до полного прекращения обязательства. Третье лицо не становится субъектом основного обязательства и, следовательно, не несет перед туристом никаких обязанностей. Для него обязанности возникают на основе договора, заключенного с организатором путешествий, который в этом случае выступает перед третьим лицом как заказчик (клиент).

Закон о туристской деятельности не содержит специального положения о том, что ответственность несет третье лицо - непосредственный исполнитель и не допускает регулирования этого положения диспозитивной нормой.

Верховный Суд РФ выработал по этому вопросу правовую позицию, способствующую единообразию судебной практики.

Так, упомянутое ранее требование гражданки А. к ООО "ИСлайн" о расторжении туристского договора, возвращении затраченных денежных средств и компенсации морального вреда первоначально было отклонено судом. Заочным решением Чертановского районного суда г. Москвы от 1 июня 2001 г. ООО "ИСлайн" освобождено от ответственности. Обязанность по возврату денежных средств и компенсации морального вреда возложена на компанию "Рок Уолдуайд Лимитед". Президиум Московского городского суда постановлением от 5 сентября 2002 г. удовлетворил протест Председателя Верховного Суда РФоб отмене заочного решения суда.

Мотивируя свое постановление, президиум Мосгорсуда, в частности, указал следующее: вывод об освобождении от ответственности ООО "ИСлайн" и возложении обязанности по возврату денежных средств и компенсации морального вреда на компанию "Рок Уолдуайд Лимитед" не основан на нормах материального права. Указанная иностранная компания не занимается предпринимательской деятельностью на территории Российской Федерации, находится за ее пределами, правом на осуществление лицензируемого вида деятельности, в рамках которой истице был реализован туристский продукт, не обладает. Все действия, связанные с поиском клиента, оформлением сделки и ее оплатой произведены на территории Российской Федерации ООО "ИСлайн", вступившим в обязательственные отношения с истицей. Характер взаимоотношений между данной организацией и иностранной компанией в рассматриваемом случае правового значения не имеет.

Итак, императивные нормы исключают ограничение и (или) устранение ответственности организатора путешествий за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено его исполнение.

Ограничение или устранение такой ответственности в силу ст. 16 Закона о защите прав потребителей рассматривается не иначе как ущемляющее права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации.

Ответственность сторон туристского договора наступает в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора.

В соответствии с положениями глав 21, 22, 39 ГК РФ, ст. 1, 10 Закона об туристской деятельности, ст. 4 и главой 3 Закона о защите прав потребителей надлежащим исполнением туристского договора со стороны организатора путешествий является предоставление туристских услуг, соответствующих условиям туристского договора по количеству, качеству и срокам.

И если определение соответствия услуг условиям договора по количественным критериям и по срокам сложностей не вызывает, то определить их соответствие по качественному критерию бывает непросто.

Статьей 4 Закона о защите прав потребителей качество услуги определяется совместно с качеством товара: "Продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору. При отсутствии в договоре условий о качестве товара (работы, услуги) продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), пригодный для целей, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется. Если продавец (исполнитель) при заключении договора был поставлен потребителем в известность о конкретных целях приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги), продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), пригодный для использования в соответствии с этими целями".

Однако в Гражданском кодексе есть отдельная гл. 39, посвященная регулированию оказания услуг. Статья 783 по вопросам качества услуг отсылает к ст. 721, согласно которой качество выполненной работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при отсутствии или неполноте условий договора - требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода.

Следовательно, критерии качества услуг, содержащиеся в ст. 4 Закона о защите прав потребителей, не соответствуют критериям качества, указанным в ст. 721 ГК РФ в части пригодности услуги для целей, для которых услуга такого рода обычно используется.

В Закон о защите прав потребителей неоднократно вносились изменения. В статье 1 Закона в редакции от 9 января 1996 г. понятие недостатка товара (работы, услуги) было сформулировано как несоответствие товара (работы, услуги) стандарту, условиям договора или обычно предъявляемым требованиям к качеству товара (работы, услуги).

Однако в последующей редакции Закона, от 17 ноября 1999 г., недостаток товара (услуги) определен именно исходя из несоответствия, помимо прочего, целям, для которых товар (услуга) такого рода обычно используется.

Таким образом, в последней редакции названного Закона приведены в соответствие критерии понятий качества и недостатка. Однако критерии понятия качества услуги, изложенные в последней редакции Закона, не приведены в соответствие с критериями качества работы (услуги), установленными Гражданским кодексом (ст. 721).

В результате в настоящее время качество услуг, в том числе туруслуг, определяется по критериям качества товаров (ст. 469 ГК РФ), реализуемых по договору купли-продажи, что является необоснованным по существу.

Если такое положение было объяснимо до 1 марта 1996 г. - даты вступления в силу части второй Гражданского кодекса, то ничем не оправданно при наличии такого рода изменений в Законе о защите прав потребителей после указанной даты.

Противоречие есть и в том, что Закон о защите прав потребителей определяет качество услуги через цель, для которой она обычно используется, но сообщение о цели путешествия не является обязанностью туриста. Под целью подразумевают то, к чему стремятся. Под требованиями подразумевают правила, условия, обязательные для выполнения. Таким образом, цель это результат, она может относиться к уже существующему результату деятельности вещи, где уже безразличен процесс создания, восстановления и т.д. Цель преследует то лицо, которое получает результат, например потребитель, а не исполнитель услуги.

В случае несовершения организатором путешествий требуемых согласно условиям туристского договора действий имеет место неисполнение договора; всякое отступление фактически оказанных туристских услуг от предусмотренных договором является ненадлежащим исполнением. И то и другое влечет обязанность организатора путешествий возместить причиненные нарушением договора убытки в соответствии со ст. 15 ГК РФ.

Судебная практика столкнулась с необходимостью определять в каждом конкретном споре, являются ли оказанные организатором путешествия услуги по количеству и качеству соответствующими условиям договора, т.е. с проблемой толкования договора.

Статья 431 ГК РФ содержит специальную норму, устанавливающую правила толкования договора судом, а Закон о туристской деятельности аналогичного положения на этот счет не предусматривает. Проблема гораздо шире, чем кажется на первый взгляд. Дело даже не в том, что стороны по-разному толкуют содержание договора, а в том, что собственно договор, памятки, правила, инструкции, являющиеся приложением к нему, оперируют понятиями, которые имеют несколько значений, обширны по своему содержанию, неточны, приблизительны либо требуют раскрытия их содержания (например, "звездность", "международный класс" и т.п.). Именно поэтому чрезвычайно важно, чтобы использованные в договоре слова и выражения предельно четко, ясно, детально и недвусмысленно выражали волю сторон договора.

Статья 15 Закона о защите прав потребителей устанавливает, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения его прав, предусмотренных российскими законами и правовыми актами, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.


При этом в соответствии со ст. 401, 1064 ГК РФ бремя доказывания своей невиновности возложено на организатора путешествия.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 401 ГК РФ).

Возложение на нарушителя обязанности денежной компенсации морального вреда происходит в случаях:

- нарушения личных неимущественных прав;

- посягательства на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага;

- нарушения имущественных прав гражданина в случаях, предусмотренных законом (ст. 1099 ГК РФ);

- в других случаях, предусмотренных законом.

Законами "О защите прав потребителей" (ст. 15 гл. 3), "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" (ст. 9, 10) прямо предусмотрена компенсация морального вреда, возникшего в связи с нарушением имущественных прав потребителя - туриста.

Вот один из примеров удовлетворения требования о компенсации морального вреда, причиненного ненадлежащим исполнением услуг по туристскому договору. В Кировский районный суд г. Уфы обратилась Т. с иском о взыскании убытков в сумме 115 долл. США и компенсации морального вреда в размере 10 тыс. руб. Свои требования она обосновывала тем, что турфирма должна была обеспечить ей размещение в 3-звездочном отеле "Либерти", но она первые два дня была размещена в отеле "Импайр", не соответствующем по качеству сервиса услуг, обусловленных в договоре. После переселения в отель "Либерти" там предоставили неубранный номер, а постельные принадлежности выдали только через три часа. Кроме того, она вынуждена была доплатить за переезд 55 долл. США. Решением от 28 марта 2001 г. суд удовлетворил требования истицы частично, обязав ответчика возместить ей убытки в сумме, равной 115 долл. США, выплатить пени в размере 3317 руб. 74 коп. и компенсировать моральный вред в сумме 5 тыс. руб.

Очевидно, при определении размера компенсации необходимо принимать во внимание ненадлежащее действие (бездействие) организатора путешествий, степень (существенность) его несоответствия условиям договора и последствия, которые возникли по вине организатора путешествия (с учетом степени вины).

Итак, подытожим. Основаниями ответственности организатора путешествия, рассмотренными в данной статье, являются:

- необоснованный отказ от заключения основного договора при наличии заключенного предварительного договора;

- необоснованный отказ от заключения публичного договора туристского;

- предоставление туристу ненадлежащей информации о турпродукте;

- неисполнение или ненадлежащее исполнение туристского договора;

- виновное причинение морального вреда;

- причинение вреда личности или имуществу туриста.

Кроме того, необходимо отметить еще два основания ответственности организатора путешествия, непосредственно указанные в законе, но не рассматривавшиеся в данной статье, а именно: нарушение сроков устранения недостатков услуг по требованию туриста (ст. 30 Закона о защите прав потребителей); нарушение сроков удовлетворения требований, заявленных туристом (ст. 31 того же Закона).

Ответственность исполнителя услуг по туристскому договору - частный случай ответственности исполнителя услуг по договору возмездного оказания услуг. По сравнению с общими положениями об ответственности исполнителя услуг, отличия ответственности исполнителя услуг по туристскому договору связаны с особенностями отношений по туристскому обслуживанию: возложением организатором путешествия исполнения туристского обязательства на третьих лиц, которые фактически исполняют обязательство должника, не находясь при этом в правовой связи с туристом; ответственностью организатора путешествий за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение.


Определяя содержание договора, гражданское законодательство выделяет такую категорию, как "существенные условия". Надо отметить, что эта правовая категория претерпела эволюцию в ходе развития гражданского законодательства. Так, согласно ст. 130 ГК РСФСР 1922 г. существенными условиями договора признавались предмет, цена, срок, а также все те пункты, относительно которых по предварительному заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. При этом по смыслу положений Кодекса условия, которые сформулированы в законе или ином нормативном акте в разряд существенных не входили, и их отсутствие в договоре на факт заключения договора не влияло: в этом случае действовали условия, предусмотренные соответствующим законодательным или иным нормативным актом. Такие условия относились к разряду обычных.Основание ответственности организатора путешествий.
Основанием для возложения на нарушителя гражданских прав и обязанностей мер гражданско-правовой ответственности по общему правилу является наличие состава гражданского правонарушения, т.е. противоправного виновного нарушения лицом возложенных на него обязанностей и субъективных прав других лиц при наличии вреда или убытков, а также причинной связи между противоправным поведением правонарушителя и наступившими вредоносными последствиями.Возмещение морального вреда. По общему правилу ответственность за причинение морального вреда возникает при наличии вины правонарушителя.
Государство уделяет внимание развитию внутреннего туризма, расширению международного сотрудничества в этой области. Действующее законодательство России регулирует отношения, связанные с обеспечением и защитой прав и интересов туристов.